Полевой госпиталь под Плевной

Сотни солдат на четыре палатки, носилки, бинты, тазы с теплой водой, снова бинты, медсестры в белых фартуках с кровяными пятнами. Картину полевого госпиталя под Плевной Верещагин назвал самой поразительной из тех, которые он когда-либо видел.

Василий Верещагин

Обыкновенно в обществе, и не у нас только, а во всей Европе, может быть, следствие векового сознательного и бессознательного лганья, укоренилось мнение, что раненый на поле битвы или на соломе госпиталя представляет из себя нечто картинное: красавец с распростертыми руками и ногами – если убит, или с очами, обращенными к небу, и рукой, зажимающей рану, – если умирает. На деле же ничего подобного; все просто и прозаично до невозможного: не целый человек, а комочек чего-то грязно-зеленоватого цвета – замечательно, что раненый сейчас же скорчивается, укорачивается, делается меньше, прикрытый дырявой, вонючей шинелишкой. Из-под шинели виден обыкновенно маленький воспаленный глаз, пытливо следящий за тем, что делается и говорится, как его осматривает доктор, с каким выражением лица останавливается над ним сестрица: коли очень сконфуженно, так уж нет ли беды?

Источники